Экскурсия в Нижнюю Синячиху: история и достопримечательности

Спасо-Преображенский храм в Нижней Синячихе сегодня
Спасо-Преображенский храм в Нижней Синячихе сегодня

Экскурсию по музею Нижней Синячихи представляет турфирма «Малыш и Карлсон» из города Реж

Нижнесинячихинский железоделательный завод

Село Нижняя Синячиха было основано в 1680 году рядом с оживленной Государевой доро­гой, связывавшей европейскую часть России и Сибирь, позднее через селение прошел важнейший на Среднем Урале Верхотурский тракт. В память о старых уральских дорогах на музейном участке установлены верстовые столбы и сторожевая будка. Летом 2009 года сторожевую будку сожгли какие-то вандалы. Говорят, за будкой часто прятались инспектора ГИБДД, неожиданно появляясь перед нарушителями правил дорожного движения. Вот кто-то из таких нарушителей и решил ликвидировать засаду.

Заводоуправление старого Нижне-Синячихинского завода
Заводоуправление старого Нижне-Синячихинского завода (ныне один из павильонов музея)

В 1724 году начал действовать Нижнесинячихинский железоделательный завод, до сих пор в центре села стоит здание заводоуправления, в память о предприятии сохранились изящные ажурные кресты Спасо-Преображенского храма, выполненные синячихинскими мастерами. Старая деревянная плотина проработала два столетия. В 1926 году она была размыта во время сильного весеннего паводка.

Переливной слив современной Синячихинской плотины. Можно осмотреть во время экскурсии по музею
Переливной слив современной Синячихинской плотины. Можно осмотреть во время экскурсии по музею

По преданию, местные жители звонили в волостной исполком, беспокоились. Но там то ли посчитали проблему несущественной, то ли забыли об опасности – когда очнулись, вода поднялась настолько, что шлюзы уже открыть не смогли. Водный поток пошел через плотину, размыв старинное гидротехническое сооружение. До наших дней от древней плотины остались лишь старые, торчащие из воды лиственничные сваи. Уже в наше время было решено возвратить Синячихе главную деталь дореволюционного заводского центра – пруд и плотину, которая теперь переоделась в железобетон.

Первое время завод принадлежал казне, в середине  XVIII века предприятие передали офицеру гвардейского полка А. Г. Гурьеву, который вскоре продал завод Савве Яковлеву.

Спасо-Преображенский храм

История храма

Купола Спасо-Преображенского храма
Купола Спасо-Преображенского храма

После смерти в 1784 году Саввы Яковлева, самого крупного русского предпринимателя второй половины XVIII века, Алапаевская группа заводов, в том числе и Нижнесинячихинский завод, досталась его младшему сыну Сергею. В1794 году в Нижней Синячихе по указу Сергея Яковлева начинается строи­тельство грандиозного Спасо-Преображенского храма, который освятили в 1823 году.

Место для строительства было выбрано не случайно. Еже­годно после Ирбитской ярмарки тысячи торго­вых людей разносили по всему Уралу и России молву о синячихинском чудо-храме. По местной легенде церковь строил итальянский архитектор, специально нанятый Яковлевым. Но, по последним данным, храм возводил туринский зодчий, подарив среднеуральской земле лучший образец тобольского барокко. После этого в этом же стиле на Среднем Урале будет построено еще несколько церквей, правда более скромных.

Спасо-Преображенский храм в Нижней Синячихе
Спасо-Преображенский храм в Нижней Синячихе

По местной легенде во время строительства храма один из мастеров погиб, сорвавшись с лесов. Говорят, что еще в недалеком прошлом в церковной ограде у северной стены храма надгробная плита отмечала могилу строителя. Во время реставрации церкви в 1977 году, возможно, было открыто его имя: на очищенной из-под копоти фреске Иоанна Крестителя обнаружили текст: «Жертва Жукова И. П.» (с правой стороны недалеко от алтаря). Вероятно, в начале XIX века расписывавшие  храм художники Петербургской Академии художеств хорошо знали о произошедшем во время строительства несчастье и решили увековечить имя мастера.

В годы Гражданской войны через Нижнюю Синячиху дважды прошли боевые действия. Летом 1919 года во время наступления красных упорный бой развернулся в самом селе. Во время реставрации в 1970-е годы в кирпичах, штукатурке, деревянных перекрытиях, купольном железе были обнаружены многочисленные пули и их следы с той далекой войны. Местные жители утверждают, что были там и пули молодого пулеметчика Филиппа Голикова, принявшего в Синячихе одно из первых своих боевых крещений. Позднее, перед самой Великой Отечественной войной Ф. И. Голиков возглавил военную разведку Советской армии, в годы войны командовал рядом армий и фронтов, с 1943 года был заместителем Сталина по военным кадрам, а в 1961 году получил высшее воинское звание Маршала Советского Союза. На закате военной карьеры, в конце 1960-х годов, Голиков приезжал в Синячиху, встречался с ветеранами, вспоминал свою боевую юность.

Создатель храма

Портрет заводчика Сергея Яковлева
Портрет заводчика Сергея Яковлева

По преданию, храм был построен как символ могущества новой промышленной империи Сергея Яковлева, образовавшейся вокруг Алапаевска. Говорят, Яковлев, кавалер нескольких орденов, лично курировал возведение храма, вносил свои поправки. Но заводскими делами в отличие от своего знаменитого отца Сергей Саввич занимался мало, оставив их в ведение приказчиков. Более всего он прославился какой-то неземной любовью к своей жене Мавре Борисовне, после безвременной смерти которой не видел более смысла в жизни. В своем петербургском имении, в которое входили Старая и Новая Деревни, он в камне отстроил сгоревшую Благовещенскую церковь, спасенный иконостас которой происходил из самого первого Исаакиевского собора. Придел этой церкви Сергей Саввич посвятил памяти любимой супруги. Если считать, что свои последние 13 лет известный миллионер жил лишь мыслями о своей потерянной любви, то, можно предположить, что и храм в Синячихе, в конечном счете, он посвятил своей ненаглядной супруге, о встрече с которой на небесах только и мечтал. Уже в наше время И. Д. Самойлов назвал синячихинский храм песней вечной любви и красоты, а художник-реставратор В. В. Буров сказал, что церковь ему напоминает женщину стройную, нежную и веселую.

После смерти Яковлева в 1818 году имение его перешло к дочерям, которых как в сказке было семь. В дальнейшем здесь возник самый модный дачный уголок Петербурга – любимое место отдыха состоятельных и средней руки петербуржцев, среди которых добрая половина кумиров русского искусства и литературы XIX века. Летом 1835 года здесь жил с семьей А. С. Пушкин, именно в это лето его жена Наталья Николаевна познакомилась с Дантесом, и именно здесь, на берегах Черной речки, в январе 1837 года произошла роковая дуэль, оборвавшая жизнь поэта. Говорят, самая младшая из дочерей Сергея Яковлева – Екатерина обликом напоминала свою мать. Замуж она вышла за генерал-майора лейб-гвардии Кавалергардского полка А. Н. Авдулина. В Петербурге Авдулины прославились своими балами, на которых не раз бывал А. С. Пушкин. В 1823 году самый известный в то время в России художник О. А. Кипренский написал портрет дочери Сергея Яковлева, через 4 года этот же художник создаст наиболее известный портрет А. С. Пушкина. Сегодня специалисты отмечают, что портрет Авдулиной является одним из лучших шедевров русской живописи XIX века. 

Разрушение храма

Спасо-Преображенский храм в 1960-е годы
Спасо-Преображенский храм в 1960-е годы

В 1937 году, в разгар антирелигиозной кампании, Спасо-Преображенскую церковь в Нижней Синячихе закрыли, колокола были сброшены и отправлены на переплавку в Алапаевск. Два великолепных резных иконостаса с позолотой были разобраны, распилены пилой и расколоты топором, после чего сожжены в костре на храмовой площади. Здесь же было сожжено большинство икон. Несколько икон было взято колхозом и из них в тракторных вагончиках изготовили лавки и столы, на которых мужики сидели, спали, обедали, играли в карты. Руководил всем этим погромом некий Роман, чем-то озлобленный на церковь, который часть икон Спасо-Преображенского храма использовал в личном хозяйстве: из больших икон он сколотил уборную-туалет, в бане сделал полок и лавки.

Вся фресковая живопись нижнего этажа была избита и забелена, а пол в алтаре верхнего этажа выломан и использован для ремонта клуба. Ажурную церковную ограду разобрали, воспользовавшись кирпичом для строительства машинно-тракторной мастерской, а металлические детали отправили на переплавку в Верхнюю Синячиху. В самом храме в разное время размещались сначала мельница, затем зерносушилка и зерносклад. Местные власти хотели разрушить алтарь храма, чтобы грузовикам было удобно заезжать и разгружаться в здании оскверненной церкви, но после первых попыток разобрать алтарную стену, рабочие просто отказались от столь непосильной работы: стены оказались необыкновенно прочными. К середине 60-х годов здание церкви пришло в полный упадок, оно явно доживало свои последние годы. Но совсем неожиданно у церкви появился защитник.  

Возрождение святыни. Иван Данилович Самойлов

С конца 60-х годов XX века, после долгих лет запустения, благодаря усилиям И. Д. Самойлова, началась реставрация святыни. Работая землеустроителем, Иван Данилович бывал во многих селениях Алапаевского района. Однажды увидев разрушающийся нижнесинячихинский храм, он дал зарок, что спасет красавицу-церковь. Сперва Самойлов добивается, чтобы церковь поставили на учет в качестве памятника архитектуры, а затем на общественных началах в течение 10 лет организует реставрацию огромного храма. Говорят, что случай этот в России практически уникальный: еще директор рязанской школы Панин взялся сам реставрировать в те годы церковь. Так Иван Данилович, собрав группу пенсионеров-энтузиастов, начал реставрацию святыни.

Иван Данилович Самойлов
Иван Данилович Самойлов

Большим препятствием в работе в первые три года было негативное отношение к возрождению храма среди части местного населения. Особенно бесчинствовали подростки. Сломают замки, окна, стащат стройматериалы или просто набезобразничают, нагадят в храме. Но, когда завершилась внешняя отделка храма, отношение резко поменялось, теперь не раз можно было услышать: «От такого памятника в Синячихе и ночью будет светло».

Одной из сложнейших операций было золочение главок храма. Выделенного золота не хватило, поэтому профессиональные реставраторы покрыли сусальным золотом лишь часть главок. Пришлось обратиться за помощью сразу к нескольким предприятиям района. На помощь пришел Верхнесинячихинский завод: целый день весь коллектив предприятия работал в пользу возрождающегося храма. На эти деньги было закуплено необходимое золото, а Иван Данилович освоил новую профессию, покрыв сусальным золотом оставшиеся четыре главки Спасо-Преображенского храма.

И. Д. Самойлов перед спасенным им шедевром
И. Д. Самойлов перед спасенным им шедевром

Говорят, что под конус главного креста церкви подвязали капсулу с памятным письмом. Другое письмо, с историей разрушения и восстановления церковного здания, положили в бутылку из-под водки и замаскировали в ложном алтарном окне нижнего этажа храма. Заново пришлось воссоздавать храмовую ограду. По старым фотографиям Иван Данилович самолично выполнил чертежи ее металлических и каменных частей, по этим чертежам ограда и была восстановлена. Сразу после этого осенью 1977 года вокруг церкви в ограде Иван Данилович с помощниками высадили березки и один кедр напротив алтаря. Холодной и малоснежной зимой большинство берез погибло, еле-еле выжил кедр. Рассказывают, что за слабеньким деревцем Самойлов ухаживал, как за собственным ребенком: поливал, разрыхлял землю, делал обрезку подсохших веток. Так, на удивление многих, деревце выжило.

Большой проблемой в 1970-е годы было найти колокола для церкви. После долгих поисков Иван Данилович сумел приобрести три колокола у частников. Один из колоколов был из поселка Нейво-Шайтанского, из Петро-Павловского храма, другой – из Кыртомского монастыря, связанного с именем Г. Распутина, а третий – с пожарной вышки Алапаевска. Больших усилий стоило поднять колокола на колокольню. Лестница оказалась слишком узкой, пришлось стесывать кирпичную стену. Рассказывают, что как только первый колокол затащили, разразилась небывалая гроза. Кто-то пошутил, что очевидно сам Илья Пророк приветствует рестовраторов.

Родник "Данилыч" в Нижней Синячихе
Родник «Данилыч» в Нижней Синячихе

Со временем местные жители по достоинству оценили труд Самойлова. В 200 метрах от входа в храм они обустроили родник, который с уважением назвали Данилыч. Среди жителей Среднего Урала Иван Данилович первым получил высокое звание Почетного гражданина Свердловской области. А в стране его оценили как крупного реставратора памятников культуры, к примеру, приглашали для консультации реставраторы знаменитых Кижей. В августе 2008 года Ивана Даниловича не стало, его похоронили в ограде возрожденной им церкви, в десятке метров от его любимого кедра. Говорят, что это место Самойлов выбрал сам.

Собрание церковных книг, утвари и икон

В Спасо-Преображенском храме
В Спасо-Преображенском храме

Стены первого этажа храма, где находится собрание церковных книг, утвари и икон покрыты старинными фресками начала XIX века, расчищенными от копоти и подновленными в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Рецепт расчистки фресок подбирал сам Иван Данилович: вначале пробовали промывать детским мылом с кипяченой водой, но в наиболее сложных местах использовали смесь спирта с ацетоном. Самым загрязненным оказался алтарный участок: сегодня здесь оставлен небольшой квадрат на стене, не очищенный от копоти, чтобы представить, как выглядел весь алтарь. Говорят, чистить алтарные стены ни у кого не хватило сил, пришлось Ивану Даниловичу со своей женой Анной Ивановной выполнять эту работу самостоятельно.

В собрании икон есть настоящие реликвии. К примеру, в алтаре представлена храмовая икона Казанской Богоматери Казанской церкви из легендарной Арамашевской слободы. По дороге в Синячиху можно заехать в Арамашево и посетить эту ныне восстанавливаемую церковь, история которой связана с первыми годами освоения русскими среднеуральских земель.

Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий на экскурсии в Спасо-Преображенском храме
Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий на экскурсии в Спасо-Преображенском храме

Интересна история иконы Тихвинской Божией Матери (представлена также в алтаре) из древнейшей в Алапаевском районе Преображенской церкви села Тагильская слобода, ныне село Махнево. Ходят легенды, что в еще деревянном здании храма молился сам Симеон Верхотурский, очень любивший эту церковь, от Меркушино до Тагильской слободы лежала дорога почти в 40 километров, которая ныне называется Симеоновой тропой. В старину Тихвинская икона из Тагильской слободы была особо чтима, почиталась чудотворной. Рассказывают, что оклад иконы был необычайно богат, украшен дорогими самоцветами.

В середине 1930-х годов храм закрыли, а затем начали ломать на кирпич. Годного кирпича получилось мало, из огромного храма кирпича вышло на маленькую аптеку в Махнево. Когда разбирали верхний этаж храма, одна женщина Плюхина Екатерина Филимоновна из соседней деревни Анисимовой обнаружила на первом этаже в груде мусора несколько икон, схватила две первые и бежать. Положила в телегу, бросила сверху соломы и быстрей в родную Анисимову. Одной из спасенных икон оказалась Тихвинская. Другие женщины тоже пытались взять иконы из Преображенского храма, но им не позволили. Позднее эти иконы раскололи топором, и сожги в качестве дров.

Р. М. Горбачева в Нижнесинячихинском музее. Фото 1991 года
Р. М. Горбачева в Нижнесинячихинском музее. Фото 1991 года

В 1974 году Иван Данилович узнал об этой истории и поехал в Анисимову. Встретился с Екатериной Филимоновной и уговорил ее продать икону за 200 рублей. Потом долго вспоминал, как народ с удивлением смотрел, когда он перевозил огромную икону поездом в Алапаевск.

В собрании Нижнесинячихинского музея несколько икон с изображением Симеона Верхотурского. На одной из икон Симеон на историческом камне близь Верхотурья, а рядом знаменитая ель, от которой сегодня сохранился лишь небольшой пенек. Обращает на себя внимание икона царя Константина и царицы Елены из Рождественской церкви села Комарово. Эту икону подарили храму владельцы Алапаевских заводов, потомки Сергея Саввича Яковлева, в память об открытии узкоколейной железной дороги и пребывании их на станции Строкинской.

Среди священных книг представлена Библия из Кыртомского монастыря, что действовал до революции на северо-востоке от города Алапаевска. Этот монастырь был основан известным православным подвижником отцом Адрианом, с ним связана жизнь друга семьи Николая II Григория Распутина, отца Игнатия Кевролетина, сыгравшего основную роль в сохранении православной веры в советском Верхотурье. Возможно, кто-то из этих людей держал эту Библию в своих руках.         

Уральская народная роспись

Белая гоница - из собраний музея уральской народной росписи
Белая гоница — из собраний музея уральской народной росписи

На втором этаже восстановленного Спасо-Преображенского храма представлено собрание музея уральской народной живописи, собрание уникальное, так как более нет места на земле, где уральская роспись была бы представлена так полно и широко. С начала XIX и до начала XX века –  время развития уральской росписи бытовых предметов и интерьеров крестьянских домов. Говорят, появление более дешевых и модных обоев свело на нет дальнейшее развитие этого вида искусства. Уральскую роспись от европейских и сибирских школ отличают свои оригинальные мотивы и монументальность (на Среднем Урале расписывались не только мелкие предметы, но целые интерьеры домов).

Из собрания уральской народной росписи Нижней Синячихи
Из собрания уральской народной росписи Нижней Синячихи

Иван Данилович первым еще в 1940-е годы обратил внимание на шедевры уральской росписи, начал изучать и по деревням собирать предметы, расписанные растительными орнаментами, бытовыми и сказочными сценками. Собрал около ста пятидесяти предметов, от небольших прялок до целых расписанных срубов домов. Рассказывают, что собирательством начал заниматься совершенно случайно. Как-то в 1948 году гостил в деревне Пешковой. Выйдя во двор, среди дров увидел доску – расписной простенок. Предмет для того времени был обычным, но его соседство с дровами выглядело каким-то нелепым. С этих пор Иван Данилович как будто осознал, что, созданное предками может безвозвратно уйти, начал собирать предметы с народной росписью. А тот памятный простенок избы из Пешковой сегодня среди экспонатов музея.

Говорят, одно время, до образования музея, двухкомнатная квартира Самойлова в Алапаевске по улице братьев Серебряковых в доме № 9 была вся «завалена» ценными экспонатами. Лишь узкие проходы позволяли хозяевам перемещаться из одного помещения в другое.

Из коллекции Нижней Синячихи
Из коллекции Нижней Синячихи

Среди первых предметов, составивших коллекцию Ивана Даниловича, стала прялка его бабушки и матери, сегодня этот старинный предмет из дома Самойловых можно увидеть в бывшем здании заводоуправления, в экспозиции музея, посвященной жизни Ивана Даниловича. Иногда расписанные вещи, как ненужную рухлядь, хозяева отдавали просто так. Но чаще всего приходилось расплачиваться личными деньгами. Иногда случались неприятности: то подвыпившие мужики начали агрессивно выяснять, что это за странный типчик по их деревне шастает да вынюхивает, то собаки, почувствовав чужака, ладно облаяли, едва не покусали Ивана Даниловича.

Экспонаты Нижне-Синячихинского музея
Экспонаты Нижне-Синячихинского музея

Однажды в Катышке Самойлов сговорился с бабушкой Ефимьей Ермолаевной на покупку расписных ставней. Накопил денег, приехал в следующий раз. А Ефимья Ермолаевна была бабушкой немного не в себе, умалишенной, забыла про договоренность. Давай ругать Ивана Даниловича на чем свет стоит, даже во двор не впустила и разговаривать больше не захотела. Что делать? Отдал Самойлов 10 рублей соседям и попросил, чтобы, когда бабушка в себя придет, выкупить у нее ценные ставни. Бабушка пришла в себя, деньги взяла, но когда дело дошло до снятия ставней, снова оказалась не в себе. Пришлось Ивану Даниловичу крадучись в вечерней темноте без спросу ставни снимать, а потом через снега в ночи с охапкой экспонатов идти через всю деревню. Озлобленные собаки наполнили своим лаем всю деревню. Сколько пришлось пережить, прежде чем отбился от собак и вышел за пределы деревни. Сегодня ставень Ефимьи Ермолаевны с еле различимой росписью представлен в музее у «белой горницы», по его образцу расписаны ставни избы XVIII века в музее деревянного зодчества.

Роспись простенка с поездом в сюжете
Роспись простенка с поездом в сюжете

Самый знаменитый из экспонатов музея уральской народной живописи – «белая горница» из села Мезень Алапаевского района, расписана в 1910 году представителями известной династии красильщиков Павлом и Егором Мальцевыми. Однажды, практически сразу после открытия музея, в Нижнюю Синячиху пожаловал первый президент России, в то время первый секретарь Свердловского обкома партии, Б. Н. Ельцин. Во время экскурсии важный гость вдруг пожелал непременно отобедать в «белой горнице». Во время чаепития гость, опрокинув несколько рюмочек крепкого, раздобрел, начал вспоминать крестьянское детство, а под конец, едва не проронив слезу, произнес: «Будто дома побывал».

Вокруг восстановленного храма прямо среди сельских улиц Нижней Синячихи Самойлов организовал музей деревянного зодчества.

Крестьянская усадьба XVII века

Усадьба 17 века в музее Нижней Синячихи
Усадьба 17 века в музее Нижней Синячихи

Одна из главных достопримечательностей музея – усадьба XVII века. В XVII столетии планировка деревень была хаотичной, понятие «улица» отсутствовало. Потому изба находится за оградой, внутри усадьбы. Говорят, чем массивней была ограда, тем справней считался хозяин усадьбы. Внутри усадьбы, кроме избы, находятся хозяйственные постройки и баня «по-черному», которая у всех вызывает восхищение, так как срублена из трех огромных бревен. Многие обращают внимание на колоду, из которой кормили лошадей. Колоду сделал в середине XIX века один старый солдат, прослуживший в царской армии 25 лет, сделал из дерева, которое смогли бы обхватить лишь трое взрослых людей. Удивительно, но в жаркие летние дни из колоды все еще сочится смола.

Изба из усадебного комплекса
Изба из усадебного комплекса

Изба XVII века – представляет старейший тип крестьянского жилища на Урале, распространенный со времени русской колонизации Урала до второй половины XIX столетия (простой четырехстенок с самцовой кровлей, увенчанной охлупнем с вознесшимся к небу коньком). Музейную избу собирали из трех частей. За основу был взят дом из деревни Таборы, что по дороге из Екатеринбурга в Синячиху. Изба XVII века состоит из одного помещения, она отличается монументальностью и цельнос­тью, практически лишена украшений. До середины XIX века в избе были врублены узкие волоковые окна, образец такого окна представлен в углу усадьбы, слева от входа. Вместе с приходом в употребление стекла, на Урале быстро входят в обиход большие колодные окна с наличниками.

Баня из усадебного комплекса
Баня из усадебного комплекса

Музейная изба представляет самый старый на Урале тип такого окна, который относится к середине XIX века, со скромным, лишенным всех украшений наличником и одним крупным ставнем. По дороге из Екатеринбурга в Нижнюю Синячиху великолепный пример такого окна и старинной избы можно увидеть в деревне Катышке, сразу за зданием старинной Покровской часовни в центре деревни.

Крестьянская усадьба XVIII века

Усадьба 18 века из Нижне-Синячихинского музея-заповедника
Усадьба 18 века из Нижне-Синячихинского музея-заповедника

Деревни XVIII века переходят от живописной, беспорядочной к регулярной, уличной застройке. Именно потому музейная изба, перевезенная из деревни Вогулка Алапаевского района, в отличие от избы XVII века, вместе с амбаром и воротами вытянулись в одну линию вдоль улицы, образуя фасад усадьбы. Окна избы украшены «солнечными» наличниками, которые получили распространение с 1860-х годов до конца XIXстолетия. У таких наличников увеличивается верхняя доска, часто появляются два ставня, для украшения используется сложная глухая резьба, которая наполнена смыслом: солнце, земля и вода, без которых нет продолжения жизни. На лобовой доске изображалось большое солнце, а по углам – маленькие, которые обозначали круговорот светила. На ставнях часто изображали ромбы с горизонтальными линиями – поля, роль дождика играли вертикальные полотенца.

Рядом с усадьбой XVIII века во время праздника Яблочный Спас
Рядом с усадьбой 18 века во время праздника Яблочный Спас

Интерьер избы украшен богатой растительной росписью, выполненной в 1892 году красильщиком Иваном Рыжовым. Избу эту иногда называют партизанской избой, так как хозяин Афанасий Силантьевич Шадрин вместе с сыновьями Иваном, Константином, Яковом и Федотом сражались в партизанском отряде за Советскую власть. По рассказам, беременная жена одного из сыновей жестоко поплатилась за это: сторонники белых схватили несчастную женщину, долго истязали, под конец казнили, разрезав живот. Говорят, что летом 1919 года партизанский отряд Афанасия Шадрина до прихода регулярных сил Красной армии вошел в деревню и тем самым спас жизни многих односельчан. Позднее в этой избе крестьяне-бедняки не раз собирались на свои собрания в важные, переломные моменты истории Вогулки и всей русской деревни.  

Крестьянская усадьба XIX века

Усадьба 19 века в Нижней Синячихе
Усадьба 19 века в Нижней Синячихе

Дом XIX века перевезен в Нижнюю Синячиху из заброшенной деревни Камельская Алапаевского района. От жилищ прошлых столетий его отличают большие размеры: если прежде фасад избы насчитывал три окна, то в XIX столетии пять и более. «Самцовую» конструкцию кровли с характерным фронтоном из бревен заменяет стропильная конструкция. Двускатную кровлю заменила четырехскатная крыша. Усложнилась планировка дома, в котором стало несколько помещений.

Во дворе усадьбы 19 века
Во дворе усадьбы 19 века

Но самое главное это обилие резьбы, которая украсила фасад здания, в отличие от глухой резьбы прошлого столетия активнее начинает использоваться более простая пропильная резьба. В Синячихе существует поверье, что, прикоснувшись к деревянному солнышку на воротах усадьбы, можно загадать желание, которое обязательно сбудется. 

В доме усадьбы 19 века (горница)
В доме усадьбы 19 века (горница)

В богатых домах, таких как наш, интерьер украшается сказочными росписями. Особенно красиво раскрашена горница, один из самых лучших образцов уральской народной росписи. Эту работу в 1897 году выполнил известный красильщик Варлам Рябков. Растительные орнаменты, сказочные животные, исторический сюжет с первым паровозом, из которого выглядывает забавный машинист, экзотический верблюд. Над дверью горницы большой желтый куст, под которым сидят рябые петух и курица. Говорят, рябые они не случайно, мастера то звали Рябков, вот и оставил он такой остроумный автограф.

Часовня Ильи Пророка

Часовня Ильи Пророка
Часовня Ильи Пророка

Гордостью музея деревянного зодчества являются пять часовен, в прошлом подобные строения ставились не только в селах (отличительной особенностью которых было наличие церкви), но и во многих деревнях Среднего Урала.

Часовня Ильи Пророка представляет старейший на Урале тип культовых сооружений, состоит из простого сруба с двускатной крышей, над которой возвышается главка с круг­лым барабаном и луковицей. Такие церкви и часовни продолжали возводить и позднее, вплоть до конца XIX века в небольших деревнях, скитах и на сельских кладбищах. В Нижней Синячихе, по рассказам стариков, когда-то стояла такая часовня на кладбищенской Белой горе.

Часовня Ильи Пророка в Нижней Синячихе
Часовня Ильи Пророка в Нижней Синячихе

Один из старожилов указал точное место, где находилась древняя часовня. По этим рассказам и была восстановлена старинная нижнесинячихинская святыня, в стенах которой многие поколения местных жителей нашли свой последний в этом мире приют.

Часовня Савватия и Зосимы Соловецких (Сретенская)

Часовня Савватия и Зосимы Соловецских
Часовня Савватия и Зосимы Соловецских

С конца XVIII века культовые сооруже­ния Урала приобретают свои особенные черты, кото­рые отличают их от церквей европейской части страны. Уральские церкви и часовни по фасадам часто обшиваются тесом и красятся. Купола их вместо осинового лемеха покрываются железом и вен­чаются металлическими золочеными крестами. Оконные проемы обрамляются наличниками.

Часовня привезена из заброшенной деревни Кокшаровой, которая находится среди непроходимых болот на севере Верхнесалдинского района. С XIX века в научном сообществе деревня известна тем, что здесь была обнаружена стоянка доисторического человека.

Вид с колокольни Спасо-Преображенского собора: отсюда видны все часовни из собрания музея
Вид с колокольни Спасо-Преображенского собора: отсюда видны все часовни из собрания музея

По легенде, деревню основали монахи далекого северного Соловецкого монастыря, бежавшие от преследования, которому подвергались с 1666 года старообрядцы (легенда ставится под сомнение). С тех пор как беглецы поселились на Урале, прошло много времени, якобы потомки тех монахов поставили на окраине деревни часовню. В начале XX века часовню пытались переделать в церковь, следы подновлений остались на алтарной стене: бревна здесь заметно моложе остальных и потому торцы бревен отличаются по цвету.

*По последним данным часовня называлась Симеоно-Анненской. В 1915 году она была перестроена в церковь, которая получила название Сретенской.

В музей часовню (церковь) перевезли в 1981 году. Вывести ее по бездорожью из Кокшаровой было проблематично: летом здесь всегда грязи по колено. Пришлось тянуть грузовые автомобиле на буксире тракторами.

Крестовоздвиженский храм Кыртомского монастыря в начале XX века
Крестовоздвиженский храм Кыртомского монастыря в начале XX века (в Нижней Синячихе представлен макет храма)

Сегодня большую часть помещения часовни занимает выставка работ Н. А. Карелина: вырезанные из дерева рельефные картины уральских храмов. Также на выставке представлен макет Крестовоздвиженского храма Кыртомского монастыря. По мнению Ивана Даниловича Самойлова, вероят­но, этот храм самый яркий в наших краях образец деревянного зодчества. Заброшенную церковь Иван Данилович планировал перевезти в Синячиху, но не успел, в июле 1972 года храм сгорел от удара молнии. В 1980-е годы мастер-столяр П. А. Харлов изготовил макет этого храма в одну семнадцатую натуральной величины.

Часовня Вознесения

Справа часовня Вознесения, слева - Савватия и Зосимы Соловецких
Справа часовня Вознесения, слева — Савватия и Зосимы Соловецких

Эта часовня появилась в музее из давно брошенной деревни Карповой Верхотурского уезда. Когда-то деревня лежала на шумной Бабиновской дороге, соединявшей европейскую Россию с Сибирью, но сегодня эти места совершенно обезлюдели.

Интересна история, как часовню перевозили из Карповой в Синячиху. В 1980 году Иван Данилович вместе со своим помощником Александром Ивановичем Окуловым приехали в деревню Карпову. Часовня находилась на грани гибели. Бульдозер случайно снес колокольню и ее уже оприходовали на дрова. На очереди была и основная часть строения. Пришлось срочно готовить часовню к эвакуации. Дня не хватило, заночевали в заброшенном доме мертвой деревни.

Вознесенская часовня
Вознесенская часовня

Поздно вечером заявились четыре пьяных мужика, вербованные рабочие соседнего химлесхоза. Всю ночь пьянствовали, ругались, дрались, хвалились кто больше «на зоне» отсидел. Один вел себя особенно агрессивно, пытался вступить с гостями в драку, угрожал ножом. Но, несмотря на ужасную ночь, пришлось терпеть, оставлять часовню было нельзя. На следующий день на четырех грузовых автомобилях, которые тянули на буксире тракторами, часовню вывезли в Нижнюю Синячиху.

По замечанию Ивана Даниловича Самойлова, часовня Вознесения самое яркое и веселое строение в музее. Как и крестьянские избы, часовню расписывали переходившие из села в село «красильщики».

Кроме экскурсий в музее Нижней Синячихи организуют различные программы, в том числе с катанием на лошади
Кроме экскурсий в музее Нижней Синячихи организуют различные программы, в том числе с катанием на лошади

С 1982 года в часовне представлена выставка предметов прикладного искусства, сотворенных руками самобытного мастера Х. Д. Чупраковой. Ее работы можно увидеть в нескольких музеях России, но здесь они представлены наиболее полно. Многоцветные коврики, фигурки из глины, пластилина, ткани, папье-маше. Особенно примечательны коврики своим подбором цвета и наивными сценками из выдуманной и настоящей жизни. К примеру, на картине «Детский сад» можно увидеть внуков Христины Денисовны Андрюшу и Свету.  

Камешок

Часовня Александра Невского
Часовня Александра Невского на Камешке

Скала Камешок на Нижнесинячихинском пруду одна из важнейших природных достопримечательностей села и музея. Говорят, небольшая пещера в скале это место, предназначенное для взрывчатки, с помощью которой строители плотины хотели перегородить реку. Но, то ли не получилось, то ли планы изменились. В старые времена поляна рядом с Камешком была местом отдыха, сельских забав и праздников.

Рассказывают, что как-то в старину гуляли мужики возле Камешка. Среди них самым большим силачом и потешником был сельский богатырь Егор. Подвыпили мужики, и давай силами меряться. Уложил всех Егорушка и давай казать себя: с гирями двухпудовыми позабавился, подкову на спор сломал, перевернул несколько телег. В порыве азарта воскликнул, что сможет все, даже Камешок поднять. Мужики и прицепились к словам. В назначенный день и час все село пришло посмотреть, как Егорушка скалу поднимать будет. Зазвучали песни, частушки, шутками и криками встретили героя дня. А он молча подошел, перекрестился на Спасо-Преображенский храм, чуть наклонился, упершись руками в колени, как будто собрался принимать на плечи мешок с зерном, и прокричал: «А ну мужики, наваливай!». Через несколько секунд смеялись все, кто был на поляне. А Егор как будто недовольный ворчал: «Слабаки, трудно ли было закинуть эту жалкую груду на плечи».     

Часовня Александра Невского (Ильинская)

Часовня Александра Невского в Нижней Синячихе
Часовня Александра Невского в Нижней Синячихе

На Камешке стоит необычная по архитектуре часовня Александра Невского из села Останино Алапаевского района (в нескольких километрах от Синячихи по дороге на Ирбит), расписанная, как и часовня Вознесения, кармакскими красильщиками. По преданию ее построили из разобранной в конце XVIII века Екатерининской церкви упраздненного Невьянского Богоявленского монастыря (ныне село Кировское Алапаевского района).   

По реформе 1764 года древний Невьянский монастырь постигла участь многих обителей России. Сначала он лишился всех своих владений, а через несколько лет был упразднен. В 1783 году монахи Богоявленского монастыря со всем церковным имуществом, библиотекой, иконами переехали в село Абалак под Тобольском, где монастырь был переименован  в Знаменский. Началась история новой обители, позднее ставшей самой известной в Западной Сибири.

С ликвидацией монастыря, Екатерининскую церковь в 1792 году разобрали, из ее бревен была сложена кладбищенская церковь в Алапаевске и 4 часовни в окрестных деревнях, в том числе и в Останино.

*По последним данным часовня из Останино исторически была освящена в честь Ильи пророка, построена в 1886 году. В честь Александра Невского в Останино был освящен снесенный храм. 

Спасская часовня

Спасская часовня в Нижней Синячихе
Спасская часовня в Нижней Синячихе

На древней Бабиновской дороге, на участке между Соликамском и Верхотурьем, на севере Среднего Урала, стояла деревня Юрты, по преданию, названная так, потому что была поставлена на месте мансийского поселения: когда-то здесь стояли юрты аборигенов. В старину деревня славилась своими целителями и знахарями. Вылечить, вернуть человеку силы и здоровье могли многие местные крестьяне.

Так в начале XX века выглядела Спасская часовня в Юртах
Так в начале XX века выглядела Спасская часовня в Юртах

Рассказывают, что в 1881 году один именитый екатеринбургский купец приехал в Юрты с какой-то внутренней болезнью, за которую уже ни один доктор не брался. Местный целитель купца от той болезни в несколько дней избавил. Так как денег он не брал, предприниматель в знак благодарности  возвел в Юртах Спасскую часовню.

Так в 1970-х выглядела часовня в Юртах
А так выглядела часовня в Юртах в 1970-х годах

В начале 1970-х годов архитектурная экспедиция обнаружила в заброшенных к тому времени Юртах полуразрушенную часовню. Строение разобрали, говорят, под каждым ее углом была заложена монетка, и перевезли в село Шурала Невьянского района, где часовню отреставрировали, удачно вписав в общую картину селения. Но со временем бесхозное строение и в Шурале начало ветшать. Говорят, на рубеже 1980 – 1990 годов по инициативе областного краеведческого музея часовня была вывезена в Свердловск, где выставлена в помещении ДК имени Дзержинского. Осенью 2001 года И. Д. Самойлов написал письмо областному министру культуры, где указал на то, что негоже памятнику деревянной архитектуры находиться в закрытом помещении, предложив разместить Спасскую часовню в Нижней Синячихе. Вскоре миниатюрная юртинская часовня становится одним из украшений музея.

Башня Арамашевского острога

Башня Арамашевского острога из собрания музея в Нижней Синячихе
Башня Арамашевского острога из собрания музея в Нижней Синячихе

Уникальным на Урале памятни­ком фортификационной архи­тектуры является башня Арамашевского острога. В XVII веке пер­вые русские поселенцы на Среднем Урале сели­лись вблизи границы. Рядом, к югу, жили враждебные кочевники. Приходилось отражать их постоянные набеги. Для защиты деревень создавались крупные поселения, слободы, имевшие укрепления в виде деревянных крепостей-острогов. Более десятка таких крепостей было поставлено в XVII столетии по берегам крупных уральских рек к югу от Верхотурья. Обычно подобный острог выглядел следующим образом: 4 – 5 четырехугольных башен, увенчанных шатровыми кровлями, высотой более 10 метров, соединялись стенами в виде вертикально поставленных рядом друг с другом заостренных сверху крупных бревен высотой более 4 метров.

Представленная в музее реконструированная башня Арамашевского острога является одним из интереснейших его экспонатов. Арамашевский острог не раз защищал русские рубежи от набегов кочевников. Во время нашествия в 1663 году силы защитников оказались недостаточны. Казаки и местные крестьяне ушли от врагов через тайный подземный ход, который, по преданию, вел из слободской Казанской церкви на противоположный берег реки Реж и назывался в народе пещерой Спасения. Отступление товарищей, по местной легенде, прикрывал пушкарь, который ценой жизни спас своих земляков. Главная улица Арамашево носит название Пушкаревой, говорят, в честь того самого пушкаря.

Село Арамашево лежит на пути из Екатеринбурга в Нижнюю Синячиху. Можно заехать в село и побывать на Церковном камне, где некогда был поставлен острог, убедиться в том, какое правильное для крепости было подобрано место, полюбоваться с высоты скалы красотой уральской природы, прибрежными утесами и сельским пейзажем. На камне стоит каменная Казанская церковь, поставленная в 1800 году взамен слободского деревянного храма. В церкви показывают вход в легендарную пещеру Спасения, этот вход был завален в XX веке, говорят, по причине гибели местного подростка в подземном коридоре. С правой стороны от храма, если попрыгать, хорошо чувствуются подземные пустоты, указывающие на следы пещеры.

Осенний пейзаж с башней острога
Осенний пейзаж с башней острога

А в 1663 году казаки Арамашевского острога объединившись с монахами Невьянского монастыря (ныне село Кировское Алапаевского района) и регулярными частями, отправленными на подмогу, нагнали кочевников около деревни Гостковой (в 10 километрах от Арамашево, если свернуть с Екатеринбургской трассы на Артемовское направление). Здесь произошло сражение. Позднее на том месте, которое местные жители до сих пор называют Побоищем, была поставлена деревянная часовня с каменным грубо обтесанным крестом внутри. В середине креста помещалась икона с образом Георгия Победоносца. В начале XX века от удара молнии часовня сгорела, на ее месте построили часовню из кирпича. Позднее и этот памятник был разрушен, а мемориальный крест оказался в ближайшем овраге. В 1960-е годы одна из местных жительниц крест этот установила на могиле мужа. С тех пор старинный крест стоит на Гостьковском кладбище.      

Пожарная

Сельская пожарная в собрании Нижне-Синячихинского музея
Сельская пожарная в собрании Нижне-Синячихинского музея

Здание пожарной перевезено в музей из деревни Катышка Алапаевского района. Пожарная была непременной составляющей всех среднеуральских деревень и сел. Как правило, это было вытянутое прямоугольное помещение, в котором размещались пожарные машины и инвентарь. На коньке здания обустраивалась дозорная каланча с колоколом, она могла быть выше или ниже в зависимости от размеров села или деревни, рельефа и желания заказчика. Рядом с башней висит сполошный колокол, в него звонил тот, кто первым замечал в Катышке пожар, недалеко стоит пожарный чан, из него во время пожара набирали воду. Во все времена сельская пожарная кроме всего прочего играла роль своеобразного клуба: здесь катышкинские парни и девчата собиралась на вечерки (старинные дискотеки), пели песни, смотрели немое кино, люди постарше проводили собрания, решали ключевые сельские вопросы.

Сегодня на Среднем Урале сохранилось лишь несколько пожарных, одну из них можно рассмотреть по дороге в Нижнюю Синячиху. Сразу за мостом через реку Реж справа одна за другой две проселочные дороги. Сворачиваем на вторую. Едем вдоль деревни Сохарево, а затем сворачиваем налево к близлежащей деревне Жуково, на ее окраине, на возвышенном месте, стоит здание старинной пожарной.

Сторожевая башня

Сторожевая башня
Сторожевая башня

В заводских поселках для наблюдения за противопожарной безопасностью ставились более высокие сооружения, по высоте и выразительности на заводах с ними могли соперничать лишь храмы. Чаще всего башни надстраи­вались над административными зданиями. До наших дней сохранились здания старинных заводоуправлений со сторожевыми башнями бывших Верхне-Тагильского и Верх-Нейвинского заводов. Последнее строение еще в старину прозвали «графином». По преданию, любивший чудачества Прокопий Демидов, совершенно внезапно определил необычную архитектуру здания. Во время обеда он будто бы выслушивал отчет о подготовке к  строительству на новом заводе здания заводоуправления. По окончании доклада приказчика он, наливая из графина очередную порцию романеи, выразил свое несогласие с архитектурой главного на заводе здания, заявив: «Хочу такую архитектуру»,- и с грохотом поставил на стол графин.

Иногда пожарные башни на уральских заводах возводились как самостоятельные постройки, подобно знаменитой наклонной башне в Невьянске или нижнетагильской башне на Лисьей горе. К подобному типу относится и музейная сторожевая башня, правда, выполнена она из дерева. С этой башни началось создание Нижнесинячихинского музея, в 1979 году памятник деревянной архитектуры был перевезен из поселка Красногвардейский Артемовского района. Это самое высокое в музее сооружение: высота башни 35 метров. Над высоким срубом оборудована смотровая площадка, над которой возвышается восьмискатная крыша. Под крышей на перекладине висит всполошный колокол, в который звонили при пожаре.

Спасо-Преображенский храм с противоположного берега Синячихинского пруда
Сторожевая башня и Спасо-Преображенский храм с противоположного берега Синячихинского пруда

До революции поселок Красногвардейский назывался Ирбитским заводом, по реке, на которой в 1776 году завод был основан знаменитым Саввой Яковлевым. По некоторым данным, не в Алапаевске, а на Ирбитском заводе И. Е. Сафонов впервые испробовал свое гениальное изобретение – первую в России водяную турбину. По крайней мере, неоспоримым является факт, что через 2 года после испытаний в Алапаевске, в 1839 году, Сафонов установил в Ирбитском заводе усовершенствованный вариант этой машины. С 1865 по 1907 год на должности управителя Ирбитского завода находился сын изобретателя А. И. Сафонов. На должность эту он попал при весьма любопытных обстоятельствах.

Предыдущий заводоуправитель Жабровский ввел на заводе своеобразный культ «домопоклонства»: каждый прохожий за 20 метров перед домом заводоуправителя должен был снять шапку, а  поравнявшись с домом, отвесить дому поясной поклон, коснувшись земли пальцами правой руки. Надеть шапку можно было, лишь отойдя от дома на 20 метров. Нарушителей обряда выявляли, немедленно хватали, вели на конюшню, где били розгами. Все это продолжалось несколько лет, пока в качестве обвиняемого не оказался один отставной офицер, который немедленно пожаловался на самоуправство Жабровского в Алапаевск. Так Жабровского отстранили от должности, а на его место был назначен Сафонов.

Пейзаж со сторожевой башней
Пейзаж со сторожевой башней

Сын гениального изобретателя  учился не только в России, но и в Германии, при нем произошло значительное техническое перевооружение предприятия, в поселке были построены многие культурные учреждения. Говорят, именно при нем была построена сторожевая башня, ставшая самым внушительным экспонатом музея деревянного зодчества. Карьера Сафонова завершилась весьма печально. Во время революционных событий рабочие стали требовать от него повышения зарплаты. Он ответил отказом. Тогда во время стачки в мае 1907 года Сафонова  силой водрузили на повозку с дровами и символически вывезли за пределы поселка. В этом процессе участвовали практически все жители Ирбитского завода. Униженный Сафонов уходит в отставку.

В сентябре 1918 года, когда повсеместно на Урале Красная армия отступала, на Ирбитском заводе отряды красноармейцев нанесли белым поражение. Говорят, потому в 1938 году поселок переименовали в Красногвардейский. Во время ожесточенных боев со сторожевой башни поселка красные вели наблюдение за перемещением противника. Позднее все же пришлось отступить, чтобы не оказаться в окружении. Войдя в поселок, белые устроили в пристрое башни пыточную камеру, где пороли родных и близких красноармейцев.

Ветряная мельница

Ветряная мельница из собрания музея в Нижней Синячихе
Ветряная мельница из собрания музея в Нижней Синячихе

Чаще на Среднем Урале строили водяные мельницы, их ставили по берегам небольших и средних рек. Но в тех деревнях и селах, где рек не было, или текли крупные реки (Тура, Тавда, Чусовая) рубили ветряки. Нижнесинячихинская мельница была перевезена из деревни Мочищенск, что в далеком Гаринском районе Свердловской области. Здесь в 1916 году ее поставил вместе с сыновьями вятский плотник Егор Червяков. Говорят, много лет приезжал он в эти места на заработки – рубил избы для местных крестьян, и, видно полюбив здешние края, в 1914 году перевез сюда всю свою семью. По словам современников, мастером Червяков был на все руки.

У синячихинской мельницы
У синячихинской мельницы

К 1985 году, когда Иван Данилович Самойлов обнаружил червяковскую мельницу, она была бесхозной, в тяжелом состоянии, и местные жители уже начали потихоньку ее разламывать. Пришлось срочно выезжать и выкупать строение. Чтобы вывезти мельницу поехали в Мочищенск бригадой на двух мощных «Уралах» с прицепами. 600 километров пути от Мочищенска до Синячихи преодолевали в течение целых суток. Первые 30 километров до районного центра Гари были самыми трудными: могучие «Уралы» застряли в местной грязи. Пришлось вызывать гусеничный трактор. Много сил и нервов пришлось потратить при переправе на пароме через многоводную Сосьву.

Планировал Иван Данилович установить в Синячихе и водяную мельницу, перевезти в музей из села Арамашево громадное 4-этажное здание со всем оборудованием, но не успел. Старая мельница погибла, так и не став украшением музея.

Вид на мельницу с Камешка
Вид на мельницу с Камешка

В прошлые века водяные мельницы в наших краях имели большое распространение. На одной реке Реж, вдоль которой проходит часть пути из Свердловска в Синячиху, их было более трех десятков. Сегодня можно увидеть лишь следы старинных сооружений. Когда на пути в Синячиху пересекаешь мост через реку Реж, то с правой стороны на противоположном берегу реки хорошо видна большая ровная площадка. Когда-то всю ее занимала огромная 4-этажная мельница. Далее по дороге на Синячиху можно свернуть в село Деево, через него доехать до села Раскатиха, по дороге спуститься к реке Реж, где остановиться напротив скалы Говорун. Здесь сохранились жалкие остатки небольшой сланевой мельничной плотины. Еще дальше, за коптеловским железнодорожным переездом, в Исаково, можно осмотреть не только дом, где родился и вырос Иван Данилович, но и, на спуске к реке Реж, рассмотреть огромный вытесанный из «дикого» камня мельничный жернов, ушедший глубоко в землю. Когда-то в старину наши предки мололи на нем зерно.        

Постоялый двор

Постоялый двор из собрания музея в Нижней Синячихе
Постоялый двор из собрания музея в Нижней Синячихе

Благодаря научной экспедиции 1986 года «Каменный пояс», в деревне Лучинкиной Тугулымского района был найден двухэтажный шестистенный. По результатам исследований выяснилось, что дом был построен в 1802 году. Сохранившиеся до наших дней, близкие по типу строения дома русского Севера, относятся к середине XIX века.

Обследование дома и воспоминания местных старожилов позволили сделать вывод, что старинное здание – центральный элемент целого комплекса деревянных построек (таможня, избы, амбары, конюшни и т. д.), которые возводились вдоль Сибирского тракта, соединявшего центральную Россию и Сибирь.

Архитекторы добились занесения здания в реестр памятников всероссийского значения. Но по недосмотру местных властей дом был продан предпринимателю из Тюменской области и начал быстро разрушаться. Судьбой редкого памятника заинтересовался Иван Данилович, начались долгие переговоры, говорят, по цене дров сумел выкупить Самойлов здание для музея.

Одна из экспозиций музея на Постоялом дворе
Одна из экспозиций музея на Постоялом дворе

В середине XVIII века Сибирский тракт сменил Бабиновскую дорогу, став важнейшей магистралью, связавшей европейскую Россию с Сибирью. Рассказывают, что когда строительство достигло пределов нынешнего Тугулымского района, то это коснулось интересов живших здесь старообрядцев. В результате более 270 староверов совершили в Лучинкино акт самосожжения. Сообщение об этом страшном событии враз облетело всю Россию. Трагедия обсуждалась на заседании Священного Синода. А десятилетия спустя на месте «гари» был построен наш притрактовый комплекс. Говорят, что первоначально на первом этаже главного здания была тайно обустроена старообрядческая молельня.

Одна из экспозиций музея на Постоялом дворе: "Трактир"
Одна из экспозиций музея на Постоялом дворе: «Трактир»

В течении XIX – начала XX столетий много выдающихся людей побывали в этом доме: кто-то по своей воле, а кто-то по дороге в далекую сибирскую тюрьму. По тугулымскому преданию, в этом доме останавливались многие декабристы во время следования в Сибирь в ссылку и на каторгу.

Якорь

В старые времена не только крупные, но и средние реки Среднего Урала были судоходными. Об этом свидетельствуют старинные предания и древний якорь, найденный у села Арамашево на реке Реж и ныне представленный в Нижнесинячихинском музее. По преданию, в середине XX века, после войны, якорь этот использовали для укрепления деревянного моста через реку Реж, который соединял Арамашево с железнодорожной станцией Самоцвет. В бурные половодья якорь гарантировал сохранность движения по мосту, которое имело определенное стратегическое значение: на соседних с Арамашево Подосиновских копях пленные немцы добывали сырье, доставка которого к железнодорожной станции должна была проходить беспрерывно. В это время Иван Данилович и заприметил старинный якорь. В 1968 году деревянный мост на Самоцвет разобрали и заменили на железобетонный, а якорь оказался бесхозным на берегу Режа, пока не вошел в нижнесинячихинскую коллекцию старины.

Экскурсии для групп школьников по Свердловской области от турфирмы «Малыш и Карлсон»