Ипатьевский дом

Ипатьевский дом

Дореволюционная история Ипатьевского дома

Каменный дом, позднее получивший название «Ипатьевского» был построен в 1870-е годы статским советником И. И. Редикорцевым, затем дом не раз менял хозяев, наконец в 1908 году там поселился  инженер Н. Н. Ипатьев.

Фото "царского фотографа" Прокудина-Горского 1909 года. Колокольня Вознесенского храма, где пулеметные расчеты будут стеречь царскую семью, а в центре виднеется зеленая крыша Ипатьевского дома
Фото «царского фотографа» Прокудина-Горского 1909 года. Колокольня Вознесенского храма, где пулеметные расчеты будут стеречь царскую семью, а в центре виднеется зеленая крыша Ипатьевского дома

Николай Николаевич, сын известного московского архитектора, в Екатеринбурге оказывается в качестве строителя железных дорог на Урале и в Сибири, в чем добился больших успехов, был занесен в список наиболее отличившихся офицеров, позднее награжден золотым знаком от самого Николая II. В этом доме у Ипатьева перед самой Октябрьской революцией гостил старший брат Владимир, известный русский химик, фактически создатель российской химической военной промышленности и ее руководитель в годы Первой мировой войны, за что был отмечен императором.

Инженер Н. Н. Ипатьев

В апреле 1918 года, за три дня до прибытия в Екатеринбург Николая II, Николая Ипатьева неожиданно выселяют из дома, по рассказам, самого Ипатьева в это время в Екатеринбурге не было, он находился на отдыхе на курорте в Курьях. Говорят, дом Ипатьева был выбран в качестве места заточения царской семьи из-за своего удачного расположения, рядом на Вознесенской горке находилась колокольня Вознесенской церкви, с которой было удобно наблюдать не только за Ипатьевским домом, но и за всеми окрестными домами и дворами.

Вид на Ипатьевский дом с колокольни
Вид на Ипатьевский дом с колокольни Вознесенского храма

Последнее пристанище царской семьи

30 апреля 1918 года в Ипатьевском доме была размещена семья Романовых, которая провела здесь 78 своих последних дней. Здание обнесли высоким забором, в самом здании находилась серьезная охрана, на всех соседних домах были расположены пулеметные расчеты.

Губернаторский дом в Тобольске, где до переезда в Екатеринбург жила царская семья
Губернаторский дом в Тобольске, где до переезда в Екатеринбург жила царская семья

До самого дома Николай II ехал в одном автомобиле с председателем Уралсовета Александром Белобородовым, который в 1920-е годы несколько лет был советским министром (наркомом внутренних дел), близким другом Л. Троцкого, за связь с которым в дальнейшем был исключен из партии и репрессирован. Именно Белобородову пренадлежит историческая фраза, когда автомобиль подъехал к Ипатьевскому особняку: «Гражданин Романов, вы можете войти».

Губернаторский дом в Тобольске сегодня

В доме семью разместили в двух комнатах, кроватей не хватало — потому приходилось спать на полу. Утром пили чай, а обед и ужин привозили из местной столовой, которая находилась на современном проспекте Ленина. Узники отмечали также убогую сервировку стола и отсутствие скатерти, а самое главное — обедать приходилось вместе с прислугой и даже красноармейцами.

По одному из рассказов, однажды во время обеда царской семьи к обеденному столу подошел красноармеец. В центре стола стояла миска с супом. Он наклоняется между двух особ, лезет ложкой в миску, пробует варево и говорит: «Вас все-таки еще ниче кормят». По другому преданию, однажды во время такого обеда присутствовал первый комендант Ипатьевского дома рабочий А. Д. Авдеев. Сидел в фуражке, курил папироску. Когда принесли второе, он взял тарелку и потянулся к центру стола между особами, а затем, согнув локоть, как бы нечаянно ударил Николая II локтем в лицо.

Дом Ипатьева во время заточения в нем царской семьи
Дом Ипатьева во время заточения в нем царской семьи. Перед ним часовня Спасителя на месте старой деревянной Вознесенской церкви

Вообще в Екатеринбурге Романовы испытывали гораздо более грубое и бестактное отношение. Одна из самых часто вспоминаемых историй, как молодые княжны в уборную ходили. При этом их встречал постовой, который заводил с ними «шутливые» разговоры, спрашивая куда они идут и зачем. Затем постовой следовал за княжнами и, оставаясь снаружи, прислонялся спиной к двери уборной и ждал пока ею воспользуются.

Были, по рассказам, среди охраны и безобразники, которых никто не останавливал. Один такой, Файка Сафонов, любил разные нехорошие слова писать и фигуры рисовать перед уборной, а однажды залез на забор перед окнами царских комнат и давай пошлые куплеты петь. 

Один из последних (тобольских) снимков царской семьи
Один из последних (тобольских) снимков царской семьи: Николай II и дети

Гуляли узники очень мало: по 15 — 20 минут в день, да и то только в маленьком дворе Ипатьевского дома. В свободное время читали, женщины вышивали что-нибудь или вязали, пели духовные и светские песни, печальные по содержанию (к примеру, «Умер бедняга в больнице военной»), княжны играли на пианино, но, кажется, большей частью по принуждению охраны.

«Дочери» — последний их совместный снимок

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года семья последнего русского императора вместе с оставшимися слугами была расстреляна в подвале Ипатьевского дома, руководил расстрелом Яков Юровский. По преданию, в подвал вели 23 ступени, как и количество лет правления Николая II, символическое совпадение. Официальная версия расстрела – приближение частей Белой армии.

Один из прощальных снимков царя

Существует предание, что были и другие предложения, как можно расправиться с Романовыми: закидать спящих гранатами или зарезать во сне. По наиболее достоверным данным, почти все растрельщики были русскими, но по другим данным — расстрельная команда состояла из плененных в годы Первой мировой войны венгров. По этой версии среди стрелявших был Имре Надь, будущий руководитель Венгерской народной республики, ставший во главе Венгерского восстания 1956 года.

Расстрельная комната Ипатьевского дома. После преступления

По поводу трагического финала царской семьи сложилось много всяких рассказов и слухов, вплоть до самых невероятных. К примеру, что из Ипатьевского дома Николаю II и его семье будто бы удалось спастись благодаря подземному ходу, соединявшему здание с домом Расторгуева. Будто бы 8 гвардейских офицеров под руководством генерала Порохова по благословению митрополита Макария сумели внедриться в охрану дома Ипатьева, через тайный подземный ход заменить членов царской семьи двойниками-добровольцами из семьи Филатовых. Говорят, что главным источником этих слухов была мать императора Николая II императрица Мария Федоровна, будто бы все время говорившая: «Слава богу! Государь император и его сын наследник живы».

Комната, где содержались Романовы, фото после отступления большевиков
Комната, где содержались Романовы, фото после отступления большевиков

Существовали также слухи о спасении отдельных членов семьи, в первую очередь княжны Анастасии и царевича Алексея. Говорят, чудесно спасшихся Анастасий насчитывалось в XX столетии около 30. Последней это утверждала в середине 1990-х одна женщина из Грузии по фамилии Билиходзе,  в газете «Россия» и в книге «Я, Анастасия Романова…»  были опубликованы ее воспоминания, похожие на детектив.

Ипатьевский дом после трагедии

Через несколько дней после убийства царской семьи в Екатеринбург вошли части Белой армии. После проведения следствия в доме Ипатьева расположился штаб командующего Сибирской армии генерала Радолы Гайды. Этот генерал прославился тем, что в мае 1918 года стал одним из организаторов чехословацкого мятежа, с которого началась гражданская война, в финале войны стал организатором путча против Колчака. Вернувшись в Чехословакию, возглавил чешских фашистов, которые выступали за жесткое подавление немецких автономистов в Судетах, после Мюнхенского сговора стал главным организатором сопротивления немецкой оккупации, в этот период на короткое время он становится лидером страны.

Дом Севастьянова в Екатеринбурге
В известном Доме Севастьянова в Екатеринбурге в 1918 — 1919 годах находился Окружной суд, здесь велось расследование по делу царской семьи

В Екатеринбурге именно генерал Гайда предложил арендовать у инженера Ипатьева дом для размещения в нем штаба. С середины марта 1919 года началась подготовка к переезду в этот дом Омского верховного правительства А. В. Колчака. А 8 мая в Ипатьевском особняке на совещании по положению на фронте присутствовал сам адмирал Колчак, который выслушивал доклад генерала Гайды.

Экстравагантный молодой генерал, носивший в ухе серьгу, имел репутацию модника и ловеласа. Очень скоро он сумел увлечь молоденькую гимназистку, дочь екатеринбургского бухгалтера, Катю Пермякову и позднее женился на ней. С самого начала между Ипатьевым и Гайдой установились приятельские отношения, не раз они встречались в тесном кругу дружеской компании. Именно Гайда предложил Ипатьеву свое содействие в переселении в Прагу в случае победы Красной армии.

Ипатьевский дом в 1919 году
Ипатьевский дом в 1919 году. Перед ним часовня Спасителя на месте старой деревянной Вознесенской церкви

В 1921 году, выехав из России через Японию, Николай Ипатьев оказался в столице Чехословакии, где устроился преподавателем Строительного института. Вскоре он поселился в профессорском доме для русских эмигрантов, где в частности проживала семья писателя Набокова. Говорят, Ипатьев и Гайда постоянно поддерживали в Праге теплые дружеские отношения. В 1938 году Николай Ипатьев скончался и был похоронен на Ольшанском кладбище Праги, совсем недалеко от него через десять лет похоронили генерала Гайду, потрясенного приходом к власти в Чехословакии просоветских сил.

Адмирал Колчак в Екатеринбурге во время парада
Адмирал Колчак в Екатеринбурге во время парада

После возвращения в Екатеринбург Красной армии, в доме Ипатьева некоторое время размещался штаб одного из ее подразделений, после Гражданской войны здесь находилось общежитие для высших партийных чинов, а в 1927 году в здании устроили музей революции. В подвале была полностью реконструирована обстановка расстрела со следами пуль, сюда начали водить экскурсии. Говорят, были здесь делегаты VI конгресса Коминтерна, в 1928 году дом посещал поэт В. В. Маяковский, который также побывал на предполагаемом месте сокрытия останков царской семьи. Под впечатлением от увиденного он написал стихотворение «Император».

В 1937 году в этом здании был открыт антирелигиозный музей. С 1939 по 1940 годы одним из экспонатов этого музея стали мощи Симеона Верхотурского, одного из любимых святых царской семьи: известно, что в Ипатьевском доме после расстрела Романовых в их личных вещах был обнаружен образок покровителя Уральской земли. Говорят, что мощи Симеона Праведного быстро убрали в запасники музея из-за большого наплыва паломников в доме Ипатьева.

Ипатьевский дом перед сносом
Ипатьевский дом перед сносом. 1976 год

В годы войны в Ипатьевском доме хранились некоторые коллекции из Эрмитажа. В послевоенное время здесь находился партийный архив и учебный центр управления культуры. В период хрущевской оттепели Ипатьевский дом все чаще становится объектом внимания жителей Свердловска и туристов, как место расстрела царской семьи. У дома появляются живые цветы. Разносится слух, что Ипатьевский дом ЮНЕСКО собирается включить в реестр памятников варварству.

В июле 1975 года за подписью председателя КГБ Ю. В. Андропова появляется документ, в котором предлагается снести дом в порядке плановой реконструкции города. Говорят, тогда в Политбюро и было принято решение о сносе, но выполнение его откладывалось по разным причинам. В правительственных кругах были противники столь радикальных действий: не спешить предлагали Председатель Совета министров РСФСР М. С. Соломинцев, секретарь ЦК КПСС, земляк свердловчан Я. П. Рябов. Сторонником немедленного сноса выступал главный идеолог партии, «серый кардинал» ЦК КПСС М. А. Суслов.

Разрушение Ипатьевского дома в 1977 году

В конце концов, победили сторонники жесткого решения. Официальным обоснованием стала необходимость спрямления улицы Карла Либкнехта. В сентябре 1977 года по указанию в то время Первого секретаря Свердловского обкома КПСС Б. Н. Ельцина началось разрушение здания. Вновь дом Ипатьева был обнесен высоким забором, кран с огромной металлической битой на канате начал крушить стены, это продолжалось два дня, затем весь лом свезли на свалку. Рассказывают, что все зрелище напоминало разрушение храмов в 1930-е годы.

1991 год. Поклонный крест на месте снесенного дома
1991 год. Поклонный крест на месте снесенного дома

Храм на Крови в Екатеринбурге

Монастырь на Ганиной яме

Все храмы Екатеринбурга